Сказка о том, как Владыка Мира земли делил

Так давно, что никто этого помнить не может, поскольку никого тогда еще не было. Было лишь царство Владыки, которое простиралось во все стороны так далеко, что за царством тем уже ничего и не было. И сотворил Владыка себе семерых помощников. Кто знает, зачем? Может забавы ради, а может, и впрямь появился в голове Владыки план, осуществить который с помощниками было бы правильнее. Не важно это. Но, так или иначе, помощники появились. Были они разные: один был молод на вид, а другой стар, кто-то был говорлив, а кто-то молчалив. Были также и мудрые, и бесхитростные. Но видимо оттого, что получились они разные, ссорились поминутно из-за пустяков. Владыка же лишь усмехался их суетности и все полагал, что придет время, когда многое изменится и вселится разум в их головы. Однако ничего не менялось, и ссоры промеж помощниками все больше становились нешуточными. Каждый из них мнил себя самым важным и нужным для Владыки. Мирза – третий из них – все больше потрясал над головою кулаками и кричал, что сильнее всех остальных и ежели придется, готов сложить голову за Владыку. Джубар же был, пожалуй, мудрее всех, и отвечал он всегда спокойно, что всякий раз охлаждало Мирзу. Он говорил, что нет ничего глупее, как рубить мечом воздух. Отдать жизнь требуется не так уж часто, а потому подобные утверждения исходят не от большого ума, но от праздности духа. Суть же преданности состоит в способности делать простую работу изо дня в день.

Даже Владыка дивился мудрости Джубара, но не говорил ничего. Про себя же он глубоко задумался – отчего помощники получились такие разные и отчего не настает час их возмужания? И понял Владыка, что не может никто стать никаким иным, если он создан бессмертным. Ибо в бессмертии нет времени! И понял Владыка, что и царство его неизменно и вечно, и потому нет в нем никакого движения, ибо, появись движение – появится и изменение. Появится начало, и конец. Мир Его заиграет, запляшет мириадами лучей, но в этом случае, рано или поздно придет всему конец. И тогда разделил Владыка весь мир на двенадцать частей, и положил каждому помощнику по 2 двенадцатых царства, а двоим – самым надменным – Шамашу и Яраху - по одной. Затем он сказал помощникам, что настал час их возмужания, ибо каждый сегодня выступает в дорогу. У каждого будет своя доля от Царства, но ни один не задержится там более, чем нужно для того, чтобы ощутить покой.

Первым ступил Шамаш, и вменил ему Владыка в обязанность отделять явное от тайного. За надменность же его велел пробегать свою долю царства быстрее всех и никогда не оглядываться на остальных. «Оглядываться тебе незачем, ибо не друзей ты ищешь, но слуг».

Затем подумал - было Владыка отправить Хама, но передумал. Взял же он за руку Яраха и сказал:

- Ты такой же, как и твой брат, а потому раздели с ним его долю. Будешь ты властен над тайным и потому будешь вечно сам по себе. Ты будешь быстрее Шамаша, и потому надменность ваша не будет поводом для долгих встреч. Владыка не сказал Яраху смотреть только вперед, ибо знал, что Ярах и так всегда смотрит лишь внутрь себя и интересны ему лишь его собственные мысли.

Затем ступил Мирза. Владыка не очень верил его словам и заверениям в преданности, ибо многословие – это спутник горячности, а преданность же всегда прячется в тени молчания.

- Что ж, - сказал Владыка, - ты горяч, а потому, там где будешь ты, там будет огонь. И больше пожнешь ненависти, нежели любви, и покой тебе заменит вечная битва. И будешь владыкой врагов явных, ибо нет в тебе должной мудрости, чтобы получить власть и над тайными врагами. Будешь ты давать им хитрость и силу, ибо хитрость и есть - мудрость зла.

За спиною же Владыки хихикал Хам, делая Мирзе смешные жесты. Владыка же полагал, что Хам самый пустой из всех, ибо целыми днями он лишь упражнялся в красноречии да остроумии. Он по целым дням приставал к другим, чтобы дали ему слово, а он затем мгновенно отыскивал другое, что читалось складно с первым, и потому сочетание казалось красивым. Владыка взял Хама за плечи и сказал, будто бы с небольшим укором:

- Дело твое будет сделано, когда слово твое станет золотом, а молчание серебром. И с этим ушел Хам словно бы улетел, ибо была в его походке особенная легкость.

- Вот и твой черед пришел, Джубар.- сказал Владыка,- Ты оказался самым мудрым из всех, но что такое мудрость в странствиях? Мудрость хороша, когда тело отдыхает. И потом мудрость – это сестра порока, ибо мудрый всегда сможет дать пороку другое имя. Ты же, в силу своей мудрости, станешь владыкой трудных путей, ибо только по окончании такого пути можно получить достойный плод.

Затем Владыка подошел к Яффе.

- Ты единственная, кому я могу доверить это дело. Мир не может держаться лишь на мудрости и законе. Ибо тогда он будет предсказуем и всякое движение не будет сложнее простого маятника. Я же хочу внести в этот мир долю хаоса, и сделаю это, добавив в него немного любви и красоты. Именно ты, Яффе, будешь отделять прекрасное от безобразного. Именно борьба прекрасного и безобразного сделает мир непредсказуемым, ибо красота – это мать свободной воли, а любовь затмевает смерть.

Последним стоял в молчании Сабах. Он всегда казался старше всех и потому не водил дружбы ни с кем. Лишь иногда он задавал вопросы Яффе о красоте, но та лишь смеялась ему в ответ. Владыка подошел к нему и сказал:

- Ступай, Сабах. Твое дело будет едва ли не самое трудное. С того момента, как твои братья отправились в путь, мир начал меняться. И в кружении их появилось время. Ты же будешь хранить время, ибо лишь старость знает ему цену... Другим твоим делом будет покровительство врагам тайным. Ибо тайный враг – это источник силы и мудрости для других. Не видя тайное, но лишь предполагая, что оно должно быть, родится готовность к любым испытаниям, а затем и стремление идти вперед.

Сабах не ответил. Он лишь слегка кивнул головой и медленно зашагал прочь. Он понял, что его верность Владыке – это вечное одиночество.

System is Created by Test-Asp
Яндекс цитирования Счетчик тИЦ и PR
На Пересечении Реальностей © Copyright 2008
All right reserved