Пережитые арканы

 

Невыделенные арканы - не пережиты

 


1   2   3   4   5   6   7   »»»

Вступление

" ...Рукопись, которая будет найдена еще не скоро
и при обстоятельствах настолько банальных,
что это запутает всех окончательно..."

Карлос Арагуэлес
"Растаявшие во времени"

Если бы ты знал, если бы только знал, как трудно идти без огней, только-только ощутив дуновение в парусах своих, и, услышав, как поднимается волна... И вот, что-то происходит, и меня опять подхватывает течение и несет, несет неведомо куда... И, похоже, что снова в другую сторону, хотя, откуда мне знать, ведь на моем горизонте лишь мгла, разлинеенная косым дождем.

Море черным-черно, и есть ли что-то в той глубине - как знать? И надо ли знать? И я снова не слышу тебя. Нырнуть легко...

Ночь. Черная беззвездная ночь, лишь изредка прорываемая молниями. Что дал ты мне для моего одиночного плаванья? Зачем бросил на этот корабль? Поди, разгадай тебя! Однако покоряюсь тебе, ибо забыл я откуда плыву и не ведаю куда направляюсь, и что за краем этой черной бездны? Наверное, ты смеешься надо мной, когда я в слезах катаюсь по палубе с изодранными от канатов руками, безжалостно разъедаемых солью, когда я неделями не сплю, не зная, куда спрятать душу свою, измотанную взбешенными штормами. А после, когда ветры улетают и волны делаются кротки, становится еще хуже, ибо в испытаниях время прячется у меня за спиной, и я поглощен борьбой, а в штиль, все мои занятия - это смотрение на израненные руки да философия.

Когда ты мне дал Книгу, я вроде бы воспрял, если честно, я даже был счастлив, пока не прочитал все до конца. А когда прочитал, понимание ушло от меня совсем, и вместе с ним растаяло ощущение счастья. Я ждал, что ты дашь еще что-то... И вот, теперь моя жизнь стала более неустойчивой и запутанной, ибо не мог же ты так зло посмеяться надо мной, вручив ее лишь для того, чтобы отобрать последние ориентиры? Нет, жить с этой мыслью мне нестерпимо, и я отвергаю ее всякий раз, я хочу верить тебе и тем, кто записывал все это за тобой. А может быть, они чего-то не поняли, или же, ты говорил одно, а они записали другое?

Впрочем, я как всегда, неблагодарен. Ты и без книги не раз направлял мой взор, посылая советчиков, и оттого открывалось новое понимание чего-то такого, что раньше казалось странным или даже нелепым. Я хорошо помню слова старика-ученого, что повстречался мне в городе ... Он оборвал мои роптания и сказал, что Тайны Мира не изучаются, но что их можно лишь пережить. И с тех пор я в пути, пытаясь вновь и вновь переступить через боль тела или души, с тем, что бы понять.

Вот, скажем, смирение. Ты говорил об этом, но сперва я ничего не понял. Я даже в какой-то момент перестал ставить снасти, и мои паруса болтались, словно на проклятом "голландце". Меня бросало из стороны в сторону, а я, как дурак, сидел и лишь уповал. А ты смотрел на меня и, наверное, удивлялся, а, может быть, ты хотел махнуть на меня рукой. Не знаю, что и произошло, но меня вдруг осенило. Я понял, что волны - это дети океана, и они играют с кораблями в свои жестокие игры, даже не подозревая, что причиняют кому-то боль, и глупо думать, что меня они болтают более жестоко, чем кого-то на другом конце Мира. Просто я возомнил о себе, а океану совсем безразлично, понимаю я, что такое гордыня, или же только думаю, что понимаю. И тогда я встал и натянул паруса, и корабль понесло поперек волн быстрее самого ветра. Меня охватило стучащее зубами бешеное веселье, распирающее грудь и открывающее потоки слез. В эту ночь я уже точно знал, что смирение не подразумевает бросание парусов, но напротив, это то, что помогает понять, простоту проблем, и то, что они не более велики, чем чьи-то другие, и нет ничего глупее и бесполезнее возносить их, перетаскивать своим хромым сознанием куда-то поближе к центру земли. Это также глупо, как утверждать, будто одна волна и есть Океан...

Когда я получил Книгу, моя жизнь превратилась в поиски. Я искал всюду, приходил в разные земли, пытаясь услышать совет или же пережить новую Тайну. Я перестал умирать, ибо я помню всё. Тысячелетие для меня как день, а будущее манит тайной.

Однажды, я понял нечто очень важное для такого странника как я, а именно, что все-таки ты не оставил меня совсем слепым. Сердце - вот что вело меня все это время. Оно спало, потому что еще не пришло время открыть его для себя, но вот однажды, совершенно ослабев, я обратился к нему. Не оттого, что я прозорлив, а потому что обращаться было более не к чему. Потом это происходило все чаще, и сердце, мой новый компас, охотно отзывалось теплом в груди. А еще, я иногда обращался к звездам. Я люблю их свет и их шепот, когда они переговариваются и перемигиваются между собой. Я легко нахожу по ним дорогу, а иногда и совет, ибо для знамений они и созданы, и их язык - одна из величайших тайн Мира. Хотя, иные говорят, что нет у них никакого языка, и что все это вредные фантазии, закрывающие настоящую дорогу. Тогда, может быть, моими фантазиями является также и то, что я вообще здесь тебе наговорил? Может быть всем дана лишь одна дорога, и люди лишь воображают, что куда-то идут, плывут или едут? Я так думал когда-то, а потом натолкнулся на слова в Книге о том, что хороший ученик мечтает подняться выше неба, что его взгляд не падает к широким воротам. Я много размышлял над этим, и не находил ответа, я пытался говорить с тобой, но ты как будто молчал. Или же, это я был глух, и сердце мое очерствело. Впрочем, в размышлениях я нашел один парадоксальный ответ. Если я буду идти за неким учителем достаточно долго, той дорогой, что он уже прошел когда-то давно, я невольно буду искушать его во власти надо мной, и это неизбежно унизит его. И тогда он, запятнав себя властью, никогда не дойдет до столь желанной ему цели. И я стал слушать сердце всякий раз, когда встречал в пути маячащие огни. Я стучал в их двери, и мне отворяли, я беседовал и уходил с полной душой, но потом сердце замирало, будто подсказывая: "Не входи более! Ступай дальше!"

И я шел, послушный и неумелый, веря в то, что и ты этого желаешь. И потом, кто мне судья кроме тебя и совести? Я шел подолгу, от жизни к жизни, я рождался и умирал, много-много раз, но вот, совсем недавно я вспомнил все. И тогда я стал записывать, то, что видел или, скорее, то, что вспоминалось. Нет, я не пишу это в назидание или даже в помощь, ибо у всякого ищущего Истину есть свой единственный и неповторимый путь, и ему ни к чему то, что я пишу здесь. Просто, я думаю, ты согласишься, что это лучше, чем просто сидеть и разглядывать израненные руки...

1   2   3   4   5   6   7   »»»

System is Created by Test-Asp
Яндекс цитирования Счетчик тИЦ и PR
На Пересечении Реальностей © Copyright 2008
All right reserved